Представьте себе пятничный вечер. Утомленные жители города берут в буфете самый большой соленый попкорн из существующих и поднимаются в темный зал кинотеатра. Колу можно поставить в подлокотник и временно забыть о надувающимся вихре из проблем, который можно отложить до понедельника. На экраны скоро выходит новый «Бэтмен», а скоро еще можно будет посмотреть экранизацию «Empire V», и все это безумно будоражит и заставляет нас с нетерпением ждать премьеры.

Но все наши ожидания с громким треском рушатся, об отказе снимать в России заявляют «Disney», «Paramount», «Warner Bros» и «Sony». Показ нового фильма «Бэтмен» отменяют за день до премьеры. Карен Шахназаров размышляет о новых возможностях для российской киноиндустрии и об уходе зарубежного кино с экранов: «Ситуация на самом деле благоприятная, другой вопрос, на сколько мы ей воспользуемся?» Кинокритик Егор Москвитин  подмечает, что доля зарубежного кино составляла примерно 65% от всего выходящего на русские экраны.  В планах киноиндустрии появляется идея снизить количество выходящих проектов, без потери качества продукции, продолжить съемки популярных русских сериалов. А мы все еще продолжаем страстно любить кино и ищем способы приятно провести мир в несуществующих пиксельных мирах. 

Например, можно ознакомиться с классикой авторского кинематографа, который зритель часто упускает из вида, отвлекаясь на новинки киноиндустрии.

В отсутствии показов популярных блокбастеров у зрителей есть потрясающая возможность побывать в «Ином Кино» и углубить свои знания в классике мирового кинематографа на языке оригинала с русскими субтитрами. Начав с единичных показов Санкт–Петербурге компания расширилась и теперь представляет общепризнанные хиты авторского и зрительского кино двадцатого века в кинотеатрах ста городов страны. Ваш автор лично побывала на экзистенциальной притче «Седьмая печать» Ингмара Бергмана. Такое кино даже както неуместно смотреть на маленьких экранах телефона или ноутбука, ведь тогда погружение в средневековую атмосферу Швеции не произойдет полноценно, также вы не сможете полноценно абстрагироваться от окружающей реальности, чтобы обдумать иные проблемы: вечное молчание Бога, осознанное восприятие смерти, любовь и святость. Тоже самое можно сказать о лентах «звенящей пустоты» Тарковского и постмодернистских картинах Джима Джармуша. 

Другую концепцию показа «вечного кино» воплощает в себе «Мир искусств». Поистине уникальное пространство, включающее в себя и кинотеатр, и кино–магазин, и киношколу. Там показывают и классику мирового кино, такого как «Иваново детство» или «Курьер», и авторское кино, фильмы по искусству, документальное кино, современное–авторское, работы молодых кинематографистов. Внимание привлекает и само пространство зала и кассы. Вы не попадете в огромный зал с кучей шумящей толпы, роняющей вам на голову еду, проливающей газировку и громко разговаривающую . Сюда приходят люди, искренне влюбленные в кино и желающие познать его настолько, насколько это возможно. Они собираются до показа в маленьком дворике рядом с залом  и спорят о влиянии картины на окружающий мир, курят и спорят о том, почему спустя десятилетия картина осталась в памяти миллионов. 

Если вам хочется почитать про кино и участвовать в обсуждениях, то могу предложить вам журнал, занимающийся обзорами и критикой. Журнал «Сеанс» о кино и времени проводит специальные показы фильмов, куда можно прийти и не просто затворить все свои мысли где–то в глубине затронутого сознания, но и обсудить все, что увидел с настоящим режиссером. Совсем скоро 11 июня  в 16:00 на «Ленфильме» состоится специальный показ «Русской симфонии». Картину представит и обсудит со зрителями ее режиссер Константин Лопушанский. Чтобы подогреть ваш интерес о предстоящей премьере и немного подтолкнуть вас в  зрительный зал, делюсь с вами цитатой режиссера: «Говорить о том. что я продолжаю снимать кино о Конце Света — значит ничего не понять в «Русской симфонии». В первую очередь я снимал фильм обо лжи. Все лгут — в словах, интонациях, жестах. Врут другим и самим себе. Поэтому в фильме множество цитат. Цитата — это тоже своего рода неискренность, попытка укрыться. Обилие цитат может раздражать, но это уже вопрос вкуса. Мне очень важна ироничная интонация «Русской симфонии». Она пропитана черной иронией — странно этого не замечать, а толковать о глазуновщине, которой там и в помине нет».

иллюстрация одного из фильмов,и показанного в "Ином кино"