Когда мы с вами задаемся вопросом, где решаются важнейшие вопросы для страны, что приходит на ум первым делом? Пожалуй, кулуары парламента, трибуны, с которых выступают крупнейшие политики и ораторы, совещания высших руководителей, подобные заседанию Римского сената…

Все эти яркие образы, конечно же, небезосновательны. Центральные органы власти действительно имеют огромное значение в жизни каждой страны и оказывают явное влияние на ее развитие. Вместе с тем стоит отметить, что нередко принципиально важные для нас вопросы могут решаться вовсе не так уж далеко от нас с вами. Если парламентские сессии кажутся чем-то недосягаемо далеким, то институты местного самоуправления (будь то мэрии, муниципалитеты, региональные собрания) – вещь гораздо более низменная и явно близкая каждому из нас. И, тем не менее, история нам показывает, что и здесь могут решаться вопросы великой важности.

Вспомним пример из отечественной истории. В 1880-х годах Я.В. Абрамов, народник по взглядам, выступил в журнале «Неделя» с предложением организации политической деятельности народников на основе «теории малых дел», как ее назвали впоследствии. Контекст здесь в том, что к тому моменту народничество (идейное течение в России второй половины XIX-начала XX вв., выступавшее за переход России к социализму, минуя капитализм, с опорой на крестьянскую общину – прим. автора) оказалось в состоянии системного кризиса. Террористические организации были разгромлены, а всенародный бунт, на который надеялись народники, не случился: крестьянство не разделяло их идей. Либеральные народники (выступавшие за мирные методы борьбы) встали перед вопросом о том, как же реанимировать свое движение.

Я.В. Абрамов, народник, автор «теории малых дел»

Абрамов же решил напомнить об одном важном инструменте, который народники могли использовать – земстве – выборных органах местного самоуправления, созданных в рамках земской реформы 1864 года на уездном и губернском уровнях. Абрамов предложил своим коллегам временно отодвинуть основную повестку движения на второй план (реализовать ее в нынешних политических условиях он не считал возможным). Вместо этого им следовало попытаться заняться земскими делами в качестве депутатов и служащих, кропотливо, при помощи небольших действий на благо простого народа улучшить его жизнь здесь и сейчас. «Из маленьких дел слагается жизнь миллионов!» — заявлял Абрамов.

Земство действительно могло не только улучшить жизнь народа, но сделать это в кратчайшие сроки. В ведении земств находилось благоустройство, хозяйственные вопросы. Именно земства создавали земские больницы, которые могли оказать хоть какую-то медицинскую помощь в том числе крестьянам и иным представителям социальных низов. Земства создавали учебные заведения, способные обеспечить образования для более широких масс населения, помогали обустраивать дороги, улицы, решали более локальные вопросы.

«Теория малых дел» нашла отклик далеко не у всех народников: для многих она казалась предательством идеалов, отказом от важнейших целей. Но именно на определенное самопожертвование ради достижения заветной цели в далеком будущем Абрамов и надеялся. Работа в земстве помогла улучшить жизнь простого народа (к примеру, выросла выживаемость детей в крестьянских семьях, ведь теперь к ним мог приехать земский доктор, способный оказать помощь больному). Положительно она сказалась и на самих народниках, да и в принципе представителях общественного движения: к уже отменной теоретической подготовке добавилась практика. Они впервые опробовали себя в качестве «политиков за работой». И это не прошло даром: обратим внимание, что многие будущие яркие деятели Государственных Дум Российской империи были выходцами из земства (А.И. Гучков, Д.Н. Шипов, Д.И. Шаховской и многие другие).

Стоит заметить, что Россия вовсе не была здесь пионером. Во многих странах местное самоуправление уже стало к тому моменту важнейшим инструментом политиков. Так, в Пруссии в начале XIX века в рамках т.н. «Больших реформ» была создана развитая система городского самоуправления, в которую активно стали вовлекаться новые политики, начинающие здесь свою карьеру. США издавна гордились своей системой местного самоуправления с развитыми правами локальных сообществ (штатов, городов и т.п.). Сейчас такая ситуация уже приобретает почти повсеместный характер: во многих странах Европы большинство население едва ли может вспомнить состав своего правительства, но многие отлично знают мэров своих городов, губернаторов регионов, депутатов муниципалитетов. Многие крупные мировые политики начинали именно в качестве местных руководителей (Олаф Шольц был бургомистром Гамбурга, Борис Джонсон – мэром Лондона, Жак Ширак – мэром Парижа). С чем же связана такая значимость для политики местного самоуправления?

Во-первых, местное самоуправление позволяет улучшить жизнь людей гораздо более явно, чем нередко решения парламента или правительства. Конечно же, последние тоже очень сильно влияют на жизнь каждого из нас, но решения органов местного самоуправления мы можем увидеть невооруженным глазом: это строительство школы в вашем дворе, открытие новой поликлиники, свежий асфальт возле вашего дома. Эти вещи вы почувствуете гораздо быстрее, чем какое-то крупное постановление правительства, которое как правило реализуется очень долго и не так заметно для нас. Таким образом, можно очень быстро улучшить жизнь простых людей.

Во-вторых, к местному самоуправлению широкие массы избирателей как правило относятся гораздо более трепетно, нежели к центральным органам представительства. Задумайтесь, что для вас самих будет важнее: кажущийся совершенно далеким вопрос о внешней политике страны или бюджете или вопрос о строительстве у вас на улице школы или озеленения вашего района? Для европейского обывателя ответ был очевиден – второе.

Большая трепетность в отношении порождала и большие активность и ответственность. С большим рвением избиратели стремились повлиять на то, кто станет мэром их городка: они шли на избирательные участки, агитировали, а кто-то и вовсе сам становился политиком и шел в мэры. Как следствие, местное самоуправление превращалось в важнейший институт воспитания гражданственности и новых политиков.

«Теория малых дел» оказывалась, тем самым, действительно эффективной политической стратегией и продолжает ей оказываться и сейчас. Кампании по выборам муниципальных депутатов и мэров принимают большой размах и в России, и в других странах, привлекая большое внимание общественности. Она позволяет и изменить мир вокруг себя в короткий срок, и воспитать новых граждан и политиков.

В то же время «теория малых дел» требует от политиков и большой ответственности, и самопожертвования. Результаты работы местного чиновника, как мы уже сказали, могут быть видны здесь и сейчас, уйти от ответа перед избирателем не получится. Кроме того, в органах местного самоуправления нет места высокопарным размышлениям об изменениях всей страны и мира. Политик должен быть готов к долгой и кропотливой работе по улучшению мельчайших сторон быта людей вокруг.